Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Касаткин Н.А.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

П.Ф. Исееву

1

24 марта 1875 г. Париж

Его Превосходительству Петру Федоровичу Исееву.

Препровождая при сем донесение мое с резолюцией Его Императорского Высочества Товарища Президента, честь имею уведомить Ваше Превосходительство, что, к несчастью, до получения циркуляра, запрещающего нам выставлять свои вещи, я отправил уже на Парижскую выставку вещь, еще не вполне оконченную1. Получить назад уже было невозможно; но недели через три последует приговор жюри, и если картина не будет принята, то я постараюсь с возможной скоростью прислать ее в Совет Академии.

Пенсионер Академии
Илья Репин

2

27 октября 1875 г. Париж

Его Превосходительству Петру Федоровичу Исееву.

Честь имею уведомить сим Ваше Превосходительство, что предписание Ваше от 10 октября мною получено к исполнению.

Присовокупляю при этом, с прискорбием, что картину мою «Парижское кафе» не могу еще послать в Академию: на здешней выставке я увидел в ней много недостатков, которые, между делом, исправляю до сих пор, так как, главным образом, занят теперь большой картиной «Садко».

Честь имею пребыть к Вашему Превосходительству в совершенном почтении и преданности.

Пенсионер Академии
Илья Репин.

3

3 марта 1876 г. [Париж]

Милостивый государь Петр Федорович!

Сегодня же ответил я и Александру Ивановичу, что работы этой принять не могу. Возможно ли написать в полтора года четыре огромных картины?!, которых размер даже не определен точно2. Уже не говорю о ценах, за эти цены может исполнить только провинциальный живописец. Нет уж, бог с ними. «Еще работы в жизни много»3.

Вы пишете, чтобы я не офранцузился, помилуйте, только и мечтаю поскорее вернуться и начать уже сериозно работать. Но Париж мне принес огромную пользу, нельзя отрицать.

Дни сделались светлее, и работа пошла ходче; а когда устанешь, то в виде прогулки бежишь в керамическую мастерскую (занятно). Я сделал несколько русских исторических типов (на блюдах) и народных, раскупаются нарасхват, недавно чуть не подрались из-за одного чухонца, которого я изобразил на тарелке (Маковский оттягал). А теперь Егоров (хозяин мастерской)4 вот уже третий день ходит как помешанный от одной тарелочки, на которой мне пришло в голову сделать дурачка Иванушку, какими изобилуют наши деревни и города. Чудак предлагает за нее 300 руб., да ведь она работана всего 2 часа, и то вечером, при лампе.

Количество и качество работ растет с неимоверной силою, от первого у нас ломятся полки; а последнему и французы начали отдавать уважение. Несмотря на то, что много раскупают, много дарят, — все-таки девать некуда. У Боголюбова вышло несколько вещей замечательной ценности; надо отдать ему справедливость, что его вещи украшают мастерскую и подымают высоко керамику. Особенно «Ночь с луною» и пейзаж с лодочкой просто замечательны. Поленов сделал чудесную голову герцоговинки и очень симпатичных котов. Добровольский пишет кур и гусей, очень хорошо.

Дмитриев-Оренбургский также делает премилые вещи — сценки из русской жизни. Но как эта мастерская заняла дам! Просто удивленье! Самые ленивицы оказались неустанными работницами: они изобрели свой жанр, расписывают тарелки и блюда русскими орнаментами, плодами и цветами; иногда это выходит преинтересно; особенно эффектны в русских узорах петухи, кони, барыни и проч.

Но несмотря на все эти приятные развлечения, на всю кипучую, парижскую жизнь, которая давно выгнала даже понятие о хандре и скуке, — все-таки хочется вернуться домой, даже несмотря на разочарование Харламова.

Ваш покорнейший слуга Илья Репин.

4

25 марта 1876 г. [Париж]

Милостивый государь Петр Федорович!

Ваше последнее письмо меня очень растрогало, и я считаю себя большим грешником перед Вами (уже который раз?). За Ваше великодушие, Ваши добрые хлопоты обо мне Вам пришлось получить очень небрежный отказ, каковой я послал отсюда наскоро. Простите мне эту рассеянность и позвольте хоть сколько-нибудь оправдать себя, почему я не принял этого заказа. В полтора года исполнить четыре больших картины для меня лично нет никакой возможности. Особенно же меня испугала мысль, что, заторопившись, пришлось бы сделать что-нибудь заурядное и вместо того, чтобы блеснуть в таком замечательном памятнике, пришлось бы увековечить себя на вечный укор современников и потомков.

Вы припомнили мне картину портретов композиторов5, которых я исполнил скоро — а ведь я не успел ее к сроку, и мне два раза прибавляли времени. Вот почему я боюсь закабалить себя таким невозможным сроком; я наверное не успею, и дело это может рассорить меня [с заказчиком].

Плату за труд, конечно, можно бы и отодвинуть на второй план, но для этого надобно быть богатым человеком.

Нет, воля Ваша, а заказ этот принимать страшно, бог с ним.

Еще раз прошу Вас, добрый Петр Федорович, простите меня.

Преданный Вам Ваш покорнейший слуга Илья Репин.

Жена моя очень благодарит Вас за внимание и кланяется Вам по-русски.

А «Садко» мой все еще не готов, более трудной картины у меня еще не было.

5

15 апреля [1876 г. Париж]6

Христос воскресе, дорогой Петр Федорович!

Поздравляю Вас с праздником и желаю Вам здоровия и благоденствия на многие лета. Ничто так не напомнит о родине отсутствующим, как этот великий праздник, так торжественно и свято празднуемый в России. Очень жалею, что я теперь уже не в России, но это заставляет меня торопиться к отъезду усерднее. Сегодня я уже сдал квартиру и мастерскую, так как здесь правило предупреждать хозяев за три месяца вперед; 15-го июля я должен очистить.

Предстоят очень неприятные хлопоты с разным житейским хламом; накопилось много, особенно принадлежностей мастерской, которые я хочу перевезти в Россию. Кроме того, я желал бы еще прикупить кое-чего из старинной мебели, ваз, гобеленов и проч. необходимых вещей для мастерской, чтобы устроиться порядочно в России. И вот эти-то обстоятельства заставляют меня обратиться к Вам со всепокорнейшей просьбой, не можете ли Вы выхлопотать мне подъемные деньги и вместе с майской третью прислать их сюда? Какое это было бы подспорье уехать отсюда не с пустыми руками; в здешних многочисленных брикобраках за бесценок можно купить много редких вещей, которые очень украсят мастерскую и которых у нас не достать ни за какие деньги.

Будьте так добры, Петр Федорович, похлопочите, если это возможно, я утешаюсь надеждой, что мне удастся же наконец поблагодарить Вас за все добро, которое Вы мне сделали. Во всяком случае, ответьте мне поскорее, могу ли я на это рассчитывать, будьте благожелательны, ибо очень важно знать наперед и предпринять меры возможные.

Скажите, пожалуйста, что это значит, я получаю уже второе письмо из Питера, в которых говорят, что меня лишили пенсии? Неужели это правда? За что бы это?

В нынешнем году очень посчастливилось русским художникам (пожалуйста, не говорите этого никому, а то еще, пожалуй, кто-нибудь из любопытства выпишет каталог, и тогда мы погибли) в салоне (выставке) — все 10 чел. приняты, ни одной русской картины не попало в рефюзе. 1-го мая откроется — интересно всячески.

Преданный Вам Ваш покорнейший слуга Илья Репин.

Жена моя очень усердно Вам кланяется и поздравляет Вас с Великим днем.

Здесь уже более полумесяца стояла чудесная погода, цвели деревья и леса почти совершенно оделись зеленью, как вдруг в среду на страстной к вечеру подул такой холодный ветер, потом пошел такой густой снег, большими хлопьями, что в продолжение получаса нельзя было узнать ничего — зима. И даже до другого утра снег почти на вершок покрывал крыши и сучья дерев и листья и еще и сегодня довольно свежо.

6

10 июня [1876 г. Париж]7

Милостивый государь Петр Федорович!

Вчера я получил вексель на майскую треть; рассчитывал, что получу вместе и подъемные деньги, я нахожусь теперь в очень неопределенном и даже затруднительном состоянии, а потому обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой, устройте это дело и, если возможно, скорей, ибо 1 июля нов[ого] ст[иля] я должен выехать отсюда.

Умоляю Вас, mon general, уведомьте меня поскорее и кстати сообщите, могу ли я рассчитывать на мастерскую в Академии, чтобы привести в порядок свою картину.

Преданный Вам Ваш покорнейший слуга
Илья Репин.

7

19 окт[ября] 1876 г. [Чугуев]

Милостивый государь Петр Федорович!

Спешу уведомить Вас, что я остановился на зиму в г. Чугуеве, Харьковской губ., место моей родины. Лет шесть назад я приезжал сюда на короткое время, словом, давно уже не видал родимых мест, и потому теперь они производят на меня особенно отрадное впечатление.

Жизнь дешева, квартира бесплатная, тишина и спокойствие, чего же еще при этих чудесных, во всяком роде внешних картинах.

Чугуевцы относятся ко мне с большим уважением, они читали обо мне в «газетах», и это их конечно удивляло. Мне передавали даже, что купцы собирают рублей 200, чтобы заказать мне что-нибудь для церковного собора; они воображают, что цифра эта превзойдет все мои гонорары (зачем их разочаровывать). Я сделаю для них удовольствие, оставлю на память.

Будьте столь добры, Петр Федорович, уведомьте меня, выставлены ли мои вещи для публики. Я забыл попросить, чтобы их не трогали с места, потому что без меня не найдутся поставить их в хорошие условия. Был ли Совет и как отнеслись к моим трудам; я приготовился к самому дурному по тем отрывочным мнениям, которые пришлось услышать еще там.

Остаюсь, как всегда, с глубоким к Вам почтением.

Ваш покорнейший слуга И. Репин

Адрес: в г. Чугуеве Харьк[овской] г[убернии] И. Репину.

8

22 дек[абря] 1879 г. Москва

Милостивый государь Петр Федорович!

Спешу поблагодарить Вас за содействие: деньги из конторы В[еликого] кн[язя] Владимира8 я получил, остальные 20 декабря. Поздравляю Вас и все семейство Ваше с наступающими праздниками и искренне желаю Вам всякого благополучия.

Ваш покорнейший слуга И. Репин.

9

18 марта 1880 г. Москва

Милостивый государь Петр Федорович!

Очень жалею, что не застал Вас, бывши недавно в Петербурге на очень короткое время. Имел даже к Вам просьбу, с которой и теперь позвольте обратиться к Вам: я поручил в Петербурге реставратору Сидорову взять мою картину «Проводы новобранца» в понедельник на 4-й неделе поста, для перевода ее на другой холст и заделки швов. Засим картина должна быть препровождена ко мне в Москву для окончательной заправки реставрации и для выставки ее здесь, на передвижной выставке, так как вел[икий] князь разрешил.

Будьте так любезны, Петр Федорович, скажите там кому следует, чтобы не задержали картину на выставке, ни раму, которую возьмут передвижники для отправки сюда вместе с выставкой. Я желал бы получить картину сюда как можно раньше, так как намерен ранней весной отправиться на юг России для этюдов к начатым картинам9.

Клевера я просил уже об этом, но боюсь, чтобы он не забыл как-нибудь. К Вам же я привык обращаться в необходимых случаях, зная Вашу снисходительность, доброту и возможность сделать многое.

С истинным уважением и совершенным почтением к Вам, Ваш покорнейший слуга И. Репин.

10

18 дек[абря] 1886 г.

Милостивый государь Петр Федорович!

С желанием видеть Вас и передать Вам некоторые мои мысли и соображения по поводу отношения Академии к нашему Товар[иществу] передв[ижных] выставок — я был у Вас четыре раза неудачно. Боясь еще долго продолжать мои поездки к Вам с таким же успехом, я обращаюсь к Вам с покорнейшею просьбою назначить мне свободный часок Ваш, вечером, наедине; разумеется, если только Вас интересуют мои личные мысли и соображения.

С глубокой благодарностью, всегда думающий о Вас как о своем покровителе — Ваш покорнейший слуга

И. Репин

Примечания

Первое и второе письма — ЦГИАЛ, дело Академии художеств, ф. 789. С третьего по десятое письма — ОР Библиотеки имени В.И. Ленина, М 5051-8.

Петр Федорович Исеев (1831—?) — конференц-секретарь Академии художеств в Петербурге с 1868 по 1889 год.

1. Имеется в виду картина «Парижское кафе» (1874—1875).

2. Речь идет о предложении исполнить для храма Христа Спасителя в Москве серию композиций.

3. Слова Н.А. Некрасова.

4. Евдоким Алексеевич Егоров (1832—1891) — сын исторического живописца А.Е. Егорова, художник по фарфору, фаянсу и гравер, работавший в Париже с 1874 года до конца своей жизни.

5. Картина И.Е. Репина «Славянские композиторы», исполненная им в 1872 году для гостиницы «Славянский базар» в Москве.

6. Датируется на основании содержания.

7. Датируется на основании содержания.

8. Имеется в виду гонорар за картину «Проводы новобранца», исполненную в 1879 году и купленную великим князем Владимиром.

9. Предполагаемую поездку на юг Репин совершил летом того же года вместе со своим учеником В.А. Серовым по Днепру для сбора материала к картине «Запорожцы».

 
 
Манифестация 17 октября 1905 года
И. Е. Репин Манифестация 17 октября 1905 года, 1907
Портрет А.П.Боголюбова
И. Е. Репин Портрет А.П.Боголюбова, 1876
Выбор великокняжеской невесты
И. Е. Репин Выбор великокняжеской невесты, 1884-1887
А.С. Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года
И. Е. Репин А.С. Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года, 1911
В избе
И. Е. Репин В избе, 1895
© 2021 «Товарищество передвижных художественных выставок»