Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Касаткин Н.А.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

З.И. Крапивин. Из жизни и творчества И.Е. Репина в Париже

5 мая 1873 года Репин вместе со своей семьей выехал за границу в качестве пенсионера Академии художеств. Первые месяцы пребывания за границей Репин провел в Италии, потом переехал в Париж, где и прожил до 1876 года.

Устроившись на Монмартре, как сообщил Репин, в «квартале коммунистов»1, где жили защитники Коммуны и группировалась значительная часть русских революционеров, Репин заинтересовался произведениями авторов, «изгнанных из России», книгами «о революции 48 года», «о последних делах и движении коммунистов»2 и просил Стасова, как компетентного человека в этой области, написать ему, где он может достать их в Париже. Получив воодушевляющее письмо от Стасова и купив рекомендованные книги, Репин принялся за работу. Целыми днями он чертит «эскизы из русской истории, из былин и даже из песен», у него возникает такое множество всевозможных сюжетов, что не успевает зачерчивать, «так и лезут в голову, спать не дают», — пишет он Стасову3.

В первых числах декабря 1873 года в Париж приезжает его друг и товарищ по Академии В.Д. Поленов. Вместе с Поленовым с утра до вечера они работают над своими картинами: пишут с натуры этюды, портреты, разрабатывают композиции, а вечерами наслаждаются чтением чудесных писем Реньо, мысли которого были так дороги и близки их взглядам, либо занимались офортом. Так незаметно проходит их время до возвращения в последних числах февраля 1874 года опекуна русских художников в Париже Алексея Петровича Боголюбова.

С возвращением Боголюбова из Петербурга в Париж жизнь русской колонии значительно оживает. Начинаются вечера в салоне Боголюбова. Эти вечера носили разнообразный характер. На них занимались рисованием, чтением, музыкой, пением, танцами. Их посещали художники со своими женами, музыканты, артисты, писатели и многие русские помещики, проживавшие в то время в Париже.

На вечерах у Боголюбова Репин встречает И.С. Тургенева, а через некоторое время, по заказу П.М. Третьякова, пишет его портрет. Работая над этим портретом, Репин встречается в квартире Тургенева с другом Герцена философом-позитивистом Г.Н. Вырубовым и видным русским революционером Г.А. Лопатиным.

Лопатин был живой и общительный человек, интересный собеседник и рассказчик. Его революционная жизнь была полна различных событий и приключений. В ранней молодости, еще студентом университета, он привлекался к следствию по делу о беспорядках на лекциях доцента физики Ленца. В 1866 году он был привлечен по делу Каракозова о покушении на Александра II и до своего ареста руководил конспирацией оставшихся кружков и связей между ними. В 1870 году Лопатин похитил из Кадниковской ссылки, прямо из-под носа жандармов, видного идеолога народнического движения П.Л. Лаврова, достал ему заграничный паспорт и вместе с ним уехал в Париж. В 1871 году Лопатин снова приехал в Россию с целью освободить из сибирской ссылки и увезти за границу Н.Г. Чернышевского. Достигнув Иркутска, Лопатин стал жертвой предательства, потерпел неудачу и попал в тюрьму. Отсюда он совершил побег, но его по горячему следу настигли и вернули на старое место. Через некоторое время он повторил побег, но его снова арестовали и доставили обратно в Иркутский острог. В феврале 1873 года он совершил третий побег, добрался до Петербурга, женился на курсистке З.А. Аспентовой (Карали) и тайно с ней уехал за границу. В эмиграции Лопатин почти постоянно жил в Париже, изредка приезжал в Лондон к Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу. В Париже Лопатин часто навещал Тургенева по делам подпольного революционного журнала «Вперед». Журнал издавался в Женеве П.Л. Лавровым, а субсидировал его И.С. Тургенев. В связи с этим Лопатин приходил к Тургеневу, и здесь состоялось его знакомство с Репиным, который писал в то время портрет Тургенева.

Общение Репина с Германом Александровичем Лопатиным несомненно способствовало сближению его с политическими эмигрантами.

В Париже находились в то время многие деятели кружка Н.В. Чайковского: Д.А. Клеменц, А.И. Иванчин-Писарев, С.Н. Кривенко, Л.С. Клячко, М.И. Кутитонская и другие. В 1874 году сюда приехала большая группа русской студенческой молодежи из Цюриха — С. Бардина, Л. Фигнер, сестры Александровы и другие высланные из Швейцарии по просьбе царского правительства. Приезжали в Париж Н.А. Морозов, С.М. Кравчинский и В.Н. Фигнер — впоследствии известные деятели революционного движения. Здесь временно жили писатели Г.И. Успенский и Н.С. Курочкин. Сюда приехали в 1874 году шестидесятница В.С. Серова, по выражению Е.Г. Мамонтовой, активная участница самых «крайних партий этого горячего времени»4 и семья Г.Н. Ге (брат художника Н.Н. Ге).

Сам Г.Н. Ге жил в то время в Николаеве, работал советником в городской управе и, по отзыву начальника херсонской жандармской управы, отличался «крайне вредным в политическом отношении направлением». В доме Ге в начале восьмидесятых годов скрывалась от царских ищеек В.Н. Фигнер. По заданию Фигнер и своей дочери Зои, принимавшей активное участие в работе революционных кружков Николаева и Одессы, Григорий Николаевич занимался распространением революционной литературы и пропагандой в народе. Поэтому, очевидно, его имя и было занесено в биобиблиографический словарь деятелей революционного движения России рядом с его дочерью Зоей5.

Репин хорошо знал старшую дочь Г.Н. Ге Марию, которая училась в то время пению и в восьмидесятых годах выступала в театрах Киева под фамилией Гай, а также дочь Веру, занимавшуюся живописью у Поленова, и сына Григория, ставшего впоследствии известным артистом. Репин встречался с сестрами Ге на вечерах у Боголюбова и Тургенева и написал их портреты.

Акварельный портрет в рост Веры Ге в украинском костюме, выполненный в 1876 году, как видно из списка раздела имущества Репина6, художник хранил до самой смерти. При разделе имущества художника эта работа досталась его дочери Вере Ильиничне, от которой перешла в собрание художника В.Ф. Леви, где она хранилась до его смерти.

В 1875 году Репин начал писать портрет Зои Ге, но «сеансы затянулись, — писал художник в письме к Е.Ф. Юнге, — [...] наступила жара так и до сих пор не кончил»7. Закончил Репин писать портрет Зои Ге или нет, до сих пор не было известно. Не значился портрет и в списках работ Репина. Фотографический портрет Зои Ге, напечатанный в биобиблиографическом словаре деятелей революционного движения в России, и фотографии, хранящиеся в архиве ее наследников, дают право утверждать, что «Украинка у плетня», написанная Репиным в 1876 году в Париже, является портретом Зои Ге. Это подтверждает и ее дочь Надежда Григорьевна. «Глаза, нос, складки губ и особенно взгляд — это точные копии моей матери; именно такой я ее помню с детства. Но особенно удачно, — добавила она, — художник передал выражение лица моей матери».

Первая фотография имеет дату 1882 года, вторая выполнена в начале 1876 года. Это групповой портрет членов интимного кружка, группировавшегося вокруг Боголюбова.

При сравнении фотографий с картиной Репина видно, что художник не только удачно передал вечернее освещение, которое хорошо чувствуется на левой части лица, даже после повреждения картины огнем, но и сумел передать полное сходство портрета с оригиналом8. Очевидно, поэтому Репин считал портрет Зои Ге удачным и очень интересовался мнением Стасова, прося его зайти мимоходом в магазин Беггрова и посмотреть этюд в мало-российском костюме «барышни-крестьянки» вечером у плетня.

Зоя Ге изображена художником в белой кофточке с вышитым украинским узором, в красной юбке, на шее надеты разноцветные бусы и монисты, голову украшают многочисленные цветные ленты. Они спускаются вниз, мягко переливаясь и сочетаясь с зеленоватыми рефлексами на кофточке, падающими от окружающей зелени. Ее смуглое лицо и остриженные темно-русые волосы освещены последними лучами заходящего солнца. Фиолетовые тени на лице чудесно сочетаются с окружающим цветом.

Спокойная и вместе с тем грациозная поза ее фигуры, со сложенными на груди руками, с устремленным на зрителя взглядом создает целостное и гармоничное настроение. Внимательный и сосредоточенный взгляд, слегка поджатые губы хорошо передают ее сильный и настойчивый характер9.

Живя в Париже, Репин установил дружеские связи со многими революционерами, жившими тогда во Франции, и поддерживал их на протяжении многих лет. С А. Иванчиным-Писаревым и В. Фигнер Репин впоследствии переписывался. В восьмидесятых — девяностых годах художник нарисовал портреты революционерки X. Гельфман, возвратившегося из сибирской ссылки бывшего редактора «Народной воли» С.Н. Кривенко, а в 1910 году — портрет Н.А. Морозова. У Глеба Ивановича Успенского Репин часто бывал на вечерах, которые посещали многие революционеры.

С русскими революционерами Репин встречался на вечерах у Боголюбова, в доме Виардо—Тургенева и в русской библиотеке в Париже, которая была организована в первых числах января 1875 года по инициативе русской студенческой молодежи и политических эмигрантов. Собрания учредителей происходили в доме Тургенева. «На этот раз председателем был я, — вспоминает Лопатин. — Я записывал ораторов кое-как, для себя, начальными буквами на клочке бумаги. Вдруг слышу из угла кричит мне кто-то: Поленов. Запишите... Записываю»10. Собрания членов библиотеки происходили довольно часто под председательством Г.А. Лопатина и в последующие годы, включительно до-1879 года. Они были многолюдны и оживленны. На них присутствовали студенты, эмигранты и члены русской колонии в Париже, в том числе Репин, Поленов, Боголюбов, К. Маковский и другие.

Учредители библиотеки вносили свои книги, журналы и газеты, а для пополнения денежными средствами, по предложению В. Серовой, организовали у Тургенева ряд литературно-музыкальных утренников.

Первое утро, как видно из программы11, состоялось в доме Виардо—Тургенева 15 (27) февраля 1875 года. На нем присутствовала вся русская колония Латинского квартала, где проживали революционеры-эмигранты и студенты. Литературное утро прошли с успехом. Успенский читал «Больную совесть», Курочкин «Старушонку», Тургенев «Живые мощи». Музыкальные номера исполняли Давыдов, талантливая пианистка Есипова и Виардо.

Другое литературно-музыкальное утро в пользу библиотеки состоялось 2 (14) мая 1875 года. В программе приняли участие А. Рубинштейн, А. Писемский, И. Тургенев и П. Виардо. Ряд таких концертов состоялся в 1876 году и в последующие годы. Репин, аккуратно посещавший эти концерты, писал Стасову 12 (24) апреля 1876 года: «В субботу, у Виардо, по инициативе И.С. Тургенева, был концерт в пользу библиотеки. Играл Сен-Санс с маленьким Виардо, пела Виардиха, читал Жан (Тургенев), пела Панаева, но главное — читал Эмиль Золя, какой он симпатичный!»12

Денежные средства, поступавшие с концертов в пользу библиотеки, позволили пополнить ее различной литературой и снять для нее просторное светлое помещение. Библиотека вскоре стала центром русской колонии в Париже. В ней сходились для чтения литературы, а также послушать по различным вопросам лекции, «кроме студентов, еще молодые русские профессора и художники»13, посланные за границу для совершенствования в науках.

Многие из них стали членами этой библиотеки. «Среди них, — вспоминает революционер С.Г. Сватиков, — были художники И.Е. Репин, В.Д. Поленов, К. Маковский, затем политические эмигранты, но преимущественно учащаяся молодежь»14.

Молодежь, приезжавшая из России в Пария? со страстным желанием учиться и совершенствоваться в науках и искусстве, попадала в революционную среду. Ее захватывали идеи социализма. В членах русской колонии она находила поддержку и помощь, а библиотека снабжала ее социалистической литературой.

Революционное движение в Западной Европе, несмотря на поражение Парижской коммуны, расширялось с каждым днем. Возник Первый Интернационал. Во главе его стояли творцы научного социализма Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Идеями научного социализма были захвачены и русская молодежь и революционная эмиграция. Многие русские революционеры принимали активное участие в освободительном движении рабочего класса Запада.

Не удивительно, что, попав в такую обстановку и прожив в ней несколько лет, многие из молодежи становились либо активными революционерами, либо горячими сторонниками освободительного движения, каким был И.Е. Репин.

Под воздействием книг социалистического характера, приобретенных в магазине Франка по рекомендации Стасова, споров с Д.А. Татищевым, бывшим командиром лейб-гвардии полка во время восстания в Польше, о революционном движении в Польше и России и, наконец, в результате общения с русскими эмигрантами Лопатиным, Вырубовым и многими другими общественно-политические взгляды Репина настолько революционизируются, что он начинает мечтать о коммуне «и только в ней видит спасение человека», изобретает «план будущего города» и даже «образ жизни будущих коммунистов»15.

Репин не только мечтал о возрождении коммуны, о том времени, когда идеи братства, равенства и свободы проникнут в Россию, но и создал ряд произведений на эту тему. Из них прежде всего надо отметить картину «Баррикадные бои в Париже в 1871 г.» — яркое воплощение идеи низвержения капиталистического строя революционным путем. Она стала известна зрителю в 1931 году, когда впервые появилась на посмертной выставке Репина в Стокгольме и была воспроизведена на страницах иностранной прессы16. Несмотря на плохое качество репродукции, в ней все же видно страстное стремление художника воссоздать героический эпизод борьбы за коммуну, показать храбрость и беспредельную преданность народных масс первой в мире революции рабочих.

Интерес Репина к международному движению рабочих не угасал. В 1883 году он создал известную картину «Поминальный митинг на кладбище Пер-Лашез в Париже». Многотысячная толпа на митинге изображена художником не случайно. Красное знамя, изобилие цветов в картине, алые флажки, реющие в воздухе, — все это заставляет зрителя остро почувствовать горячую любовь народа к героям Коммуны, его веру в то, что дело Коммуны продолжает жить и развиваться.

На этом митинге Репин встретил делегацию русских революционеров, которая пришла почтить память коммунаров и возложить венок на их могилу, а на другой день вместе со Стасовым был у П.Л. Лаврова, вокруг которого группировалась в Париже русская революционная эмиграция. «Среди той импровизированной компании, состоявшей из десяти — пятнадцати человек»17, был не только известный революционер А.Е. Орлов, о котором упоминает Репин в своих воспоминаниях, но и Г.А. Лопатин, Н.С. Русанов, И.И. Попов, Г.В. Плеханов, М.Н. Ошанина, С. Княжнин и другие. Некоторых из них Репин изобразил в картине «Поминальный митинг на кладбище Пер-Лашез в Париже», с других пытался написать портреты18.

В 1889 году Репин снова побывал в Париже, где присутствовал на втором концерте русских музыкантов, данном 29 июня в зале Трокадеро. Здесь он вновь встретил П.Л. Лаврова, революционера И.И. Попова, привлекавшегося в 1884 году по делу Лопатина и сосланного в Забайкальскую область, а теперь редактора иркутской газеты «Восточное обозрение», и других русских революционеров-эмигрантов.

Многих политических эмигрантов Репин встретил у своего старого друга художника И.П. Похитонова на обеде 6 (18) июля. Здесь была А.Д. Похитонова, жившая в то время у двоюродного брата, после побега из сибирской ссылки, И.И. Попов, приехавший из Сибири на Всемирную выставку, и другие. В это время, пишет в своих воспоминаниях И. Попов, «через Похитонову-эмигрантку мы познакомились с ее братом, известным художником, а через него с другими художниками и между прочим с Антокольским. В мастерской Антокольского я видел все его скульптуры. Ходили мы с ним и по выставке»19. Если учесть, что Репин часто бывал у Антокольского, ходил с ним по Всемирной выставке и работал в его мастерской (написал превосходный портрет Антокольского во время работы), то можно предположить, что и в этот приезд в Париж он часто встречался с русскими революционерами.

К этому времени в Париж приехал В.В. Стасов. Вместе с ним, Г.В. Плехановым и П.Л. Лавровым Репин присутствовал 5 (17) июля20 на первом учредительном конгрессе II Интернационала, организованного по инициативе Фридриха Энгельса. Здесь художник, слушая революционные речи многих видных деятелей рабочего движения Европы и России, выполнил ряд зарисовок — «Сицилийские анархисты (Изгнание анархиста Фенреа и его сторонников с конгресса)», «На собрании», «Выступающий оратор» и другие21.

Приведенные выше материалы говорят о горячем интересе Репина к освободительному движению России и Запада, а также о том, что художник своим многогранным творческим трудом активно участвовал в борьбе за претворение в жизнь великих социалистических идеалов.

Примечания

1. И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка. Т. 1. М., «Искусство», 1948, стр. 91.

2. Там же, стр. 78.

3. Там же, стр. 79.

4. Е.Г. Мамонтова. Дневник. ЦГАЛИ, ф. 799, оп. 1, ед. хр. 13, л. 42.

5. А.А. Шилов, М. Корнаухов. Деятели революционного движения в России. Биобиблиографический словарь. Т. 3. Вып. 2. М., изд. Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев, 1931, стр. 746.

6. См. стр. 344 настоящего издания.

7. Письмо И.Е. Репина Е.Ф. Юнге от 26 августа 1875 года. См. стр. 131 настоящего издания.

8. См.: И.С. Зильберштейн. Новые страницы творческой биографии Репина. — «Художественное наследство», т. 1, стр. 145.

9. Портрет Зои Ге в настоящее время находится в частном собрании в Москве.

10. И. С, Тургенев в воспоминаниях революционеров-семидесятников. М.—Л., «Academia», 1930, стр. 129.

11. Программы вечеров. ЦГАЛИ, ф. 509, оп. 1, ед. хр. 269, 270.

12. И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка. Т. 1. М., «Искусство», 1948, стр. 131.

13. ОР ГПБ, Архив Н.К. Скворцовой-Михайловской, дневник, ф. 699, оп. 1, ед. хр. 8, л. 17.

14. С.Г. Сватиков. О юбилее Тургеневской библиотеки в Париже. — «Голос минувшего», 1925, кн. 2.

15. И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка. Т. 1. М., «Искусство», 1948, стр. 94.

16. Газетная репродукция картины имеется в НБА АХ СССР. Фонд Репина.

17. И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка. Т. 3. М., «Искусство», 1950, стр. 174.

18. См.: С. Княжнин. У И.Е. Репина. — «Мир», 1909, № 3, стр. 198.

19. И.И. Попов. Минувшее и пережитое. Воспоминания за 50 лет. Л., Сибирь и эмиграция. 1924, стр. 155.

20. См.: Дневник путешествия В.В. Стасова за 1889 год (ИРЛИ, ф. Стасовых, ф. 294, оп. 1, ед. хр. 978, л. 50, 51).

21. Местонахождение этих рисунков не установлено. Рисунок «Сицилийские анархисты» демонстрировался на Выставке опытов художественного творчества (эскизов) русских и иностранных художников в Петербурге в 1897 году.

 
 
Портрет поэта Афанасия Афанасьевича Фета
И. Е. Репин Портрет поэта Афанасия Афанасьевича Фета, 1882
Портрет протодиакона
И. Е. Репин Портрет протодиакона, 1877
Абрамцево
И. Е. Репин Абрамцево, 1880
Академический сторож Ефимов
И. Е. Репин Академический сторож Ефимов, 1870
Голова натурщика
И. Е. Репин Голова натурщика, 1870
© 2021 «Товарищество передвижных художественных выставок»