Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Касаткин Н.А.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

А. Людекен

Всемирно известный художник Илья Репин со своим веселым, жизнерадостным, милым характером находил друзей всюду, где бы ни появлялся. В последние годы своей жизни он организовал в Хельсинках несколько выставок, явившихся знаменательными событиями художественной жизни страны. Финские деятели искусства получили возможность ближе познакомиться со старым мастером, приглашая его на свои вечера. На одном из них поэт Эйно Лейно прочитал стихотворение, посвященное Репину, в котором сравнивал его с могучей Волгой. Многочисленные художники и знатоки искусства присутствовали на этих встречах. Несмотря на преклонный возраст, Репин был чрезвычайно бодр и энергичен. Интересно рассказывал о своей долгой жизни. Особенно вспоминался ему родной край, далекая Украина. Часто приглашал он своих новых друзей к себе домой, в Куоккала. Однажды и автор этих строк удостоился такой чести.

Было начало мая 1929 года. Вместе с учеником и другом Репина Василием Леви мы шли под проливным дождем с железнодорожной станции Куоккала к дому мастера. Местность в дождливую погоду выглядела безутешно серой. Большие роскошные дачи, в которых денежный мир и аристократия Петрограда в прежние времена проводили лето, торчали теперь, как странные безжизненные привидения. Хмурый день подчеркивал царившую опустошенность.

Мы остановились у красиво покрашенных, но пострадавших от времени ворот. В верхней части было написано русскими буквами: «Пенаты». Длинная березовая аллея вела к дому Репина.

Справа от дороги виднелось продолговатое, очень своеобразное строение. Дом этот, очевидно по мере необходимости неоднократно расширявшийся путем пристройки с разных сторон дополнительных помещений, выглядел удивительно прихотливо.

Гостей ждали. Навстречу нам с распростертыми объятиями вышла дочь художника со своими детьми.

Знаменитому мастеру было около девяноста лет, и годы проложили глубокие следы на его лице. Но в моменты воодушевления в его глазах загорался огонь, он весь преображался. Рукопожатие было сердечным и теплым. Для нас, гостей, дом его был освященным воспоминаниями о художнике, полным памятными его вещами. За долгие годы жизни Репин сумел собрать здесь много художественных ценностей, сотни картин, скульптур и всяких чудесных изделий. При показе домашних сокровищ упоминались знакомые имена: Лев Толстой, Трубецкой, Шаляпин, Андреев — все близкие друзья художника.

Репин отвел нас в свой рабочий кабинет в верхнем этаже. Мольберты, краски, груды кистей... Как много чудесного было здесь создано!

Произведения Репина обычно недолго задерживались. Спрос на них был велик во многих странах. Поэтому его работ сохранилось очень мало. Два больших полотна были закрыты занавесями.

— Этого еще никто не видел, но сегодня они будут показаны, — решительно сказал великий мастер.

Он попросил нас отойти немного подальше. И занавес опустился.

Глубокая тишина говорила языком более ясным, чем восклицания. Момент был незабываемый...

Мастер обратился в этой картине к своей излюбленной теме — жизни казаков. Они плясали в свете пылающего костра. Полотно создавалось медленно, в течение нескольких лет. Оно было последней крупной работой живописца, вложившего в нее свою глубокую тоску по Украине, по родному народу и близкой сердцу природе1.

К Финляндии он, конечно, привязался, но по дому тосковал всегда. Это я замечал и тогда, когда начинали звонить колокола близкого Кронштадта и звуки доносились с моря сюда, в Куоккала.

— По вечерам мы видим огни Петродворца, — рассказывала дочь Репина. — Слышим даже игру оркестра.

Репин повел нас осматривать свой большой парк. Недалеко от дома был чистый родник, из которого обязательно следовало испить воды.

— Это — вода жизни, — убеждал художник. — Она удлиняет жизнь.

Холмы и долины имели здесь свои названия. Мы побывали на «Голгофе», в «Веймаре». Неподалеку от дома был маленький зеленый холм.

— А это как называется?

Репин на минуту задумался:

— Он еще не имеет названия. Но теперь окрестим и его. Назову его вашим именем!

Старый художник был непосредствен, как ребенок, и от всего сердца желал показать свое дружелюбие.

Мы принесли Репину мемуары художника Галлен-Каллела. Он с воодушевлением листал богато иллюстрированную книгу и говорил, что любит искусство Каллела.

Перед уходом мы получили от Репина на память его. работу — эскиз к известной картине, снабженный прекрасным посвящением. Свои драгоценные эскизы он часто и охотно дарил друзьям. Кроме того, он преподнес нам свои напечатанные мемуары, охватывавшие период молодости. Хорошо, тепло нам было у этого много видевшего, много испытавшего, удивительно богатого душой и сердцем и в то же время скромного человека. Он был титаном как художник и глубоко человечным как человек. Слава не сделала его мельче...

Примечания

Воспоминания напечатаны в газете «Советская культура», 1959, 12 февраля.

Арвид Людекен. См. стр. 129 настоящего издания.

1. Речь идет о картине «Гопак», над которой Репин работал в последние годы жизни.

Приложение. Дарственная надпись Репина А. Людекену на обороте фотографии

Увеличение, сделанное с этой фотографии, так превосходно, что я не нахожу слов для похвалы фотографу. Сильный тон, черный цвет необыкновенно приятен. Я еще не видел таких увеличений. (Всегда они выходят серые, с ретушью.) И с таким вкусом напечатано, в меру. Очень, очень благодарю Вас. Дружески жму Вам руку. Ил. Репин.

25 октября 1920 года

Примечания

Архив семьи А. Людекена, Хельсинки.

 
 
Осенний букет
И. Е. Репин Осенний букет, 1892
Не ждали
И. Е. Репин Не ждали, 1888
Портрет историка И. Е. Забелина
И. Е. Репин Портрет историка И. Е. Забелина, 1877
Портрет императора Николая II
И. Е. Репин Портрет императора Николая II, 1896
Портрет Яницкой
И. Е. Репин Портрет Яницкой, 1865
© 2021 «Товарищество передвижных художественных выставок»