Валентин Александрович Серов Иван Иванович Шишкин Исаак Ильич Левитан Виктор Михайлович Васнецов Илья Ефимович Репин Алексей Кондратьевич Саврасов Василий Дмитриевич Поленов Василий Иванович Суриков Архип Иванович Куинджи Иван Николаевич Крамской Василий Григорьевич Перов Николай Николаевич Ге
 
Главная страница История ТПХВ Фотографии Книги Ссылки Статьи Художники:
Ге Н. Н.
Васнецов В. М.
Касаткин Н.А.
Крамской И. Н.
Куинджи А. И.
Левитан И. И.
Малютин С. В.
Мясоедов Г. Г.
Неврев Н. В.
Нестеров М. В.
Остроухов И. С.
Перов В. Г.
Петровичев П. И.
Поленов В. Д.
Похитонов И. П.
Прянишников И. М.
Репин И. Е.
Рябушкин А. П.
Савицкий К. А.
Саврасов А. К.
Серов В. А.
Степанов А. С.
Суриков В. И.
Туржанский Л. В.
Шишкин И. И.
Якоби В. И.
Ярошенко Н. А.

Н.И. Гумалик

Живя долгие годы в буржуазной Румынии, я был оторван от родины, от родного искусства, от своих товарищей-художников. Жить приходилось в нужде, материально и духовно скованным. Из двенадцати человек, составлявших в Кишиневе объединение художников-реалистов, почти никто не мог жить на заработок, получаемый с картин. Но самое тяжелое для художника — другое: творческая скованность, невозможность развиваться в своем любимом искусстве, прозябание.

В какой атмосфере, на какой почве могло развиваться наше искусство? Что могло питать наши дарования? Какие живительные соки могли мы почерпнуть в окружавшей нас среде?

Наше творчество не могло питать декадентское неживое искусство румынских модников. Мы жили воспоминаниями о русской живописной школе, о полотнах великих русских художников-реалистов, собирали репродукции с этих картин, искали их в старых журналах, альбомах. Мои товарищи, кишиневские художники, многие из которых не учились ни в какой художественной школе, за это время, мне думается, уже наизусть заучили мои рассказы о годах учения в Российской Академии художеств, об уроках Репина.

Мы влачили нищенское, полуголодное существование и не могли создавать больших картин, ибо не было у нас средств на холст, на раму, на краски. Мы могли писать лишь небольшие пейзажи, портреты, натюрморты.

И вот однажды я получил из Куоккалы письмо от своего учителя И.Е. Репина, которое согрело меня и моих товарищей, помогло нам сохранить верность своему призванию художников, сохранить надежду на лучшие, более счастливые времена.

Вот это письмо, ставшее событием в жизни кишиневских художников-реалистов. Оно написано 22 сентября 1923 года.

«Милый Николай Иванович!

Как Вы меня обрадовали Вашим добрым письмом. Хорошо помню Вас и время Вашего безукоризненного служения нашей мастерской, и Вашу технику: светлый колорит и изящество переходов от блестящих световых планов к прозрачным теням. Как хорошо, что Вы существуете и живете исключительно живописью. У меня здесь удобная поместительная мастерская, и я только с холодами зимы перехожу в теплую половину дома, но всегда работаю, хотя и не всегда с успехом. Много и долго добиваюсь своего. Эти победы над собой доставляют, наконец, иногда счастливые переживания.

Сын мой живет здесь же. В его живописи много новизны, импрессионизма. Недавно еще написал картину «Христос благословляет детей». Картина была ему заказана для школы, но из-за новизны трактовки заказчики не решились принять — не в лютеранском стиле картина. Зато я — старовер на славу. Мой «Крестный ход» до сих пор не окончен (начал в 1877 году). Следовательно, сорок шесть лет картина на мольберте. И не думайте, что я ее с горя бросил, нет, даже в холодной (при пяти градусах тепла) мастерской я еще три месяца назад почти всю ее перекомпоновал, осталась только центральная фигура дьякона1.

Хотелось бы очень видеть, какой Вы теперь стали. Снимитесь и пришлите карточку. Да, еще заодно: нельзя ли снять что-нибудь из Ваших работ? Вот одолжили бы.

Ваш И. Репин».

Мой учитель, которому я обязан своим мастерством, радовался, что его ученик «живет исключительно живописью». Он не знал, что я, питомец Российской Академии художеств, староста его мастерской, вынужден был многократно и безуспешно добиваться у румынских властей «эквиваленции», то есть уравнения в правах с художниками, окончившими Бухарестскую академию. Для того чтобы получить какую-нибудь самую ничтожную реставрационную работу, я четыре раза обращался к румынским властям, и четыре раза они отказались признать полноценным мой диплом, выданный Российской Академией художеств.

Примечания

Воспоминания Н.И. Гумалика под названием «Опять на родине» опубликованы в газете «Советское искусство» (1940, 10 августа). Приведенное автором в сокращенном виде письмо И.Е. Репина от 22 сентября 1923 года хранится в НБА АХ СССР (Архив Репина, VII, А-1, К-34).

Николай Иванович Гумалик (1867—1942) — художник, пейзажист и жанрист. Учился в Академии художеств в 1886—1898 годах. Звание художника получил за картины «Врасплох» и «Рынок». В послереволюционные годы ряд лет жил в Румынии.

1. Речь идет о картине «Явленная икона», законченной Репиным в 1889 году. В дальнейшем художник подверг ее кардинальной переработке. В настоящее время картина находится в городской галерее в Градец-Кралове (Чехословакия). Она датирована 1924 годом.

Приложение. Письма И.Е. Репина Н.И. Гумалику

1

11 декабря 1894 г.

Г[осподин] Гумалик.

Заказ царского портрета состоялся за пятьсот рублей (500). Размер 14 вершк. шир[ина], 16 — высота. В красном гусарском мундире.

Завтра, не раньше вечернего класса, я могу увидеть вас и передать вам в задаток от 50 до 100 руб., как вам потребуется.

Закажите холст и (приобретите хорошую фотографию из последних снимков, даже не одну; на этюд предметный вам ассигнуется особо, до 10-ти руб.

Берите холст хороший, не слишком грубый, работа должна быть изящно законченная.

И. Репин

Работа должна быть исполнена по возможности скорее, не позже одного месяца. Я думаю, в этот срок вы успеете исполнить как следует.

Завтра же закажите холст и не прерывайте писание этюда; а когда холст будет готов, рисуйте хорошенько контуры.

В то же время следует добыть гусарский мундир крас[ный], чтобы с манекена хорошо взять натуральные цвета. При писании головы и рук также необходимо будет посадить подходящую натуру для цвета лица и рук1.

И. Репин

2

[1890-е гг.]2

Николай Иванович, объявите, что картину Ге для нашей группы разрешили посмотреть. Просят только, чтобы, по возможности, всем разом, а не поодиночке каждому показывать

Ваш И. Репин.

Передайте Дудину3, что мастерскую ему дают — пусть обратится к Маковскому4 и укажет, какой номер из свободных пожелает занять. Но жить там не позволяют более — только работать. Ему дадут на все лето и осень, теперь же.

И.Р.

Передайте еще мою просьбу всем моим молодым друзьям, чтобы не болтали во время работы. Это очень мешает серьезному отношению к делу, это своего рода занятие — ему практичнее посвящать антракты и отдыхи. Об этом я очень прошу.

Ваш И. Репин.

3

5 июня 1906 г.

Многоуважаемый Николай Иванович!

Ваше письмо меня очень обрадовало. Всегда к окончанию курса наших учеников я твержу им: не порывайте связи с художественным миром, куда бы судьба ни забросила вас. И я так счастлив слышать от Вас, что Вы бываете в Петерб[урге] каждую весну. Было бы очень приятно хоть в это время встречаться на выставках; и если бы нашелся интерес, в чем не сомневаюсь, собраться вместе наличному числу приезжих и где-нибудь пообедать вместе и поделиться мыслями и воззрениями на жизнь, какие выработались в личностях под влиянием текущей жизни, событий и места пребывания.

Поделиться взглядами на искусство, вкусами, идеалами. Так желательно, чтобы из этих общений образовалось что-то вроде съездов. Без всяких регламентов, могли бы возникнуть весьма полезные связи для нас и нашего искусства.

Если бы образовались отдельные кружки с разными направлениями, и за то слава богу — соединить всех невозможно, да и едва ли это необходимо. К этим съездам можно бы списываться с желательным кружком, частными письмами, и собирать в известное время в определенном месте. Раз в году совершенно достаточно освежиться, чтобы продолжать свое личное дело.

Если Вы не против такого общения, то я просил бы Вас подготовить понемногу тот кружок Ваших товарищей, с которыми Вы пожелали бы увидеться весной на выставках.

Благодарю Вас за хлопоты о моем эскизе на выставке. Жму крепко Вашу руку. Итак, до свидания весной.

Прошу Вас передать мой поклон Степану Петровичу5. Акварель ему посылаю на днях.

Разумеется, нам не следует ограничиваться непременно учениками нашей мастерской. Даже любители, вроде Степана Петровича, нам очень желательны и интересны на будущих съездах.

Примечания

НБА АХ СССР VII, А-1, К-34, Автографы.

1. Передача заказа на написание царского портрета материально нуждающемуся молодому художнику — один из многих примеров заботливого отношения Репина к своим ученикам. Примечательна и та помощь, которую Репин оказывает ученику, давая ему указания по работе над заказным портретом.

2. Письмо относится к периоду обучения Гумалика в мастерской Репина, где он был старостой (1894—1898 годы).

3. Самуил Мартынович Дудин (1863—1929) — художник-живописец. Учился в Академии художеств в 1891—1895 годах. Звание художника получил за картину «В храме Таниты» с правом заграничной командировки.

4. Владимир Егорович Маковский (1846—1920) — художник-жанрист, профессор Высшего художественного училища Академии художеств, исполнял тогда обязанности ректора.

5. Степан Петрович Крачковский — украинский коллекционер.

 
 
Запорожцы
И. Е. Репин Запорожцы, 1891
Портрет А.П.Боголюбова
И. Е. Репин Портрет А.П.Боголюбова, 1876
Портрет Льва Николаевича Толстого
И. Е. Репин Портрет Льва Николаевича Толстого, 1887
Портрет писателя А.Ф. Писемского
И. Е. Репин Портрет писателя А.Ф. Писемского, 1880
На меже. В. А. Репина с детьми идет по меже
И. Е. Репин На меже. В. А. Репина с детьми идет по меже, 1879
© 2021 «Товарищество передвижных художественных выставок»